СОЛДАТЫ В МОЕЙ ЖИЗНИ

Аватара пользователя
Maya Rozova
Администратор
Администратор
Сообщения: 428
Зарегистрирован: 15 мар 2016, 03:22

СОЛДАТЫ В МОЕЙ ЖИЗНИ

Сообщение Maya Rozova » 30 мар 2016, 01:31

И мне вчера прислал письмо мой младший сын - солдат...

Военная тема присутствовала в моей жизни с самого рождения. Мой папа – солдат, мамин брат Саша, пропавший без вести в первые дни войны. Потом мой брат Лёнечка ушёл в армию и мы – папа и я - приехали навестить его в Симферополе. Когда мы подошли к проходной и папа спросил, где тут найти Леонида Розенвайса, первым к нам вышел его командир. Он пожал папе руку и, после нескольких незначительных фраз, сказал примерно следующее: «Если бы ваш сын не был таким хорошим радистом, я бы его, сукиного сына, заслал бы туда, где Макар телят не пас!» Он пожаловался, что Лёнечка постоянно пишет эпиграммы в адрес командиров и, особенно, в адрес ефрейтора...Потом ушёл в армию и мой брат Сёмочка.
Потом, после новогоднего вечера в Одесском Политехе, меня пригласили спеть в воинской части в Одессе и мы с моим одноклассником и моим первым аккомпаниатором Осиком Шлафштейном, выступили для наших солдатиков на одесской военной базе и я впервые окунулась в эту атмосферу солдатских казарм, столовок, марширующих мальчиков -новобранцев, побритых наголо с исхудавшими, печальными лицами.
Могу сказать что, на базе морских пехотинцев Camp Pendleton, в Калифорнии, куда приписан был мой сын и откуда уплыл в Ирак, я наблюдала американских новобранцев, таких же бледных, исхудавших, побритых наголо с печальными лицами и если бы не различные униформы, то русских и американских солдат отличить друг от друга было бы невозможно!

Потом уже с оркестром О. Лундстрема, мы объездили массу воинских частей в Союзе и, конечно, за границей: Германии, Венгрии, и Монголии. Солдатики – русские и американские - моя боль, гордость, дочерняя и материнская любовь!
Приезжаешь в воинскую часть – другой мир. Они не в тюрьме, но не свободны. Мы, отпев и отыграв концерт, уже поздней ночью возвращались домой или в комфортабельную гостиницу и дрыхнули до полудня, а они, ещё не ложившись, уже должны были вставать через несколько часов и начинать ещё один нелёгкий день своей солдатской жизни.

Представьте себе концерт. Выходишь на сцену и глядишь в зал - ряды и ряды мальчишек, устремивших на тебя свои ещё детские глаза... Как солдаты принимают артистов – известно. Песни на стихи Сергея Есенина, особенно «Ты жива ещё моя старушка» или песня «Не плачь девчонка, пройдут дожди. Солдат вернётся, ты только жди!» - после гробовой тишины, зал взрывается шквалом аплодисментов и криками! А как солдаты смеются, как благодарны за эти два часа беззаботного счастья!
Я вспоминаю времена, когда мой сын был солдатом. Toржественная цермония окончания трёхмесячной боевой подготовки на базе морских пехотинцев в Camp Pendleton. Мы все – солдаты и родственники в огромном зале. Я гляжу в сторону, где сидит мой сын и замечаю, что он в группе солдат, одетых в бежево-коричневый камуфляж, в отличии от остальных – в зелёном. После окончания церемонии, я спросила сына к чему это различие. За него ответил его друг, кстати, сын славного американского генерала: «So we could blend with sand, mam» – Чтобы могли мы смешаться цветом с песками, мадам...Я поняла, что сын, в отличие от «зелёных», направится в края песков... Когда он вернулся из Ирака, после первого тура, я часто, после очередного выходного дня, отвозила его на базу. По дороге мы непременно заходили в Diner – сеть семейных ресторанов, в некоторых районах, открытых круглосуточно. Я есть не могла и только глядела на моего сыночка, придвигая к нему очередную тарелку с едой – после страха за его жизнь, мысли о нём, голодном, не давали мне покоя. Но как я не старалась отдалить момент расставания, он наступал и я уезжала домой с уже пустующим сидением рядом и с окурками в пепельнице моей машины. Перед его вторым туром – самым кровавым (он потерял друзей в боях в Наджафе) я зашла к нему в казарму. Это была не казарма, а скорее общежитие. Он делил комнату с ещё одним солдатиком. Перед отъездом в Ирак он должен был освободить место. Он собрал все свои пожитки - журналы, книжки, кучу старых T-shirts, цвета хаки, застиранное нижнее бельё и впридачу, большую стеклянную банку, наполненную квотерами (монета в 25 центов, употребляемая в стиральных машинах и для телефонной связи) сказав при этом: «Мам, они мне пока не понадобятся». Перед выходом, он задержался на пороге и произнёс, обращаясь к комнате: « Комната, я уверен что ещё увижу тебя...» На обратном пути, вместо моего сына, на сидении рядом лежала опрокинутая банка с вывалившимися квотерами...

Мой сыночек вернулся домой живым!
Обнимая меня при встрече, он сказал: Mom, I made it! Дословно: Мама, я справился, а в значении - Мама, я выжил!

О поездках по базам в Европе и о базе в Монголии, расскажу в отдельной главе.



Майя Розова.

Вернуться в «Майя Розова. Проза.»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость