НОВЫЙ ГОД

Аватара пользователя
Maya Rozova
Администратор
Администратор
Сообщения: 387
Зарегистрирован: 15 мар 2016, 03:22

НОВЫЙ ГОД

Сообщение Maya Rozova » 07 янв 2017, 19:23

НОВЫЙ ГОД НАСТАЁТ!

В этой главе хочу рассказать о празднике Нового Года – одном из моих любимых.
Я помню какими чудесными были наши ёлочные игрушки. Даже сам факт открывания коробки, после целого года перед Новым , был подобен ритуалу. Мы - папа, мама, мои два братика и я, вынимая ёлочные игрушки, с большой осторожностью, бережно моей мамочкой переложенных ватой, любовались их красотой. Большинство из них были немецкими, привезенными папой с войны.
Особо хороши были шары, разрисованные снежинками, зимними пейзажами и сценками из различных сказок со смешными персонажами и зверюшками; накладными узорами, где поверхность шара была усыпана сверкающими россыпями. Помните прожекторы: в середине шара или сосульки было конусовое углубление, окрашенное золотом или серебром и они, отражая свет лампочек, испускали лучики. Разноцветные сосульки - крученные, волнистые, зигзагообразные и просто изящно удлинённые, а так же, всякие блестящие бусы и, конечно, мерцающая канитель из фольги – дождь, что мы набрасывали уже в самом конце. А пики для верхушек – у нас их было несколько! Ёлки, хотя и редкие, обычно, были высокими, даже для нашей квартиры с высокими потолками и папе приходилось отрезать верхушку. На ночь я клала её на подушку рядом с собой, чтобы вдыхать этот запах всю ночь.
О пищевых украшениях хочу сказать отдельно. Грецкие орехи, всякие конфетки и , конечно, мандаринки, что были доступны нам один, два раза в год. Папа искусно обматывал их нитками с петелькой для ветки. Как не сказать о лампочках. Лампочки для ёлки, конечно вручную, смастерил папа, одну за другой подсоединив их, обёрнутых изоляционной лентой, к проводу со штепселем, но за неимением цветных, он раскрасил лампочки разноцветной водяной краской (масляная могла воспламениться). После обряда наряжения ёлки, пищевые украшения исчезали в течение часа.
Из детства помню папу, где-то 23 декабря. Я уже с утра ждала его, зная что к вечеру он принесёт ёлочку. И вот заветный момент наставал и папа, с мороза, в кожанном польто и сапогах, едва протискивался сквозь входную дверь и квартира наполнялась запахом хвои – ни с чем не сравнимым!
Сегодня у меня в шкафу висит папина последняя кожаная курточка, что, по прошествии 11 лет со дня кончины, до сих пор хранит запах его одеколона и я, в особо холодную погоду одеваю её и, идя по улице, представляю, что папа рядом...
А ещё я любила уткнуться лицом в нe наряженные ещё ветки и приближая их, колюченьких, руками к лицу, вдыхать, вдыхать этот запах, как мне казалось, сизых, туманных, полных сказочных существ, лесов! После обеда мы всей семьёй принимались украшать ёлочку. Как вы помните, всё в доме напоминало о зиме. Особенно мне нравилась прокладка утепления между рамами – ватный калачик, усыпанный блёстками и по вечерам, когда на окнах появлялись фантастически красивые узоры на фоне ночной синевы, блёстки на вате перемигивались со сверканием морозных росписей на стёклах - красота!
Счастливых встреч нового года в моей жизни было много, но в этой же главе, я расскажу вам о совершенно противоположном празднике Нового Года.
Мне было тогда лет 15. Новый год решили отмечать у мальчика, что жил на ул. Чичерина. Его семья – папа мама и он, занимали просторную трёхкомнатную, с отдельными ходами, квартиру. Мальчик этот был симпатичным, хорошо одевался, хорошо учился и т.д. и т.п. Он, правда, слыл «маменькиным сынком» - единственный ребёнок в семье. Его папа был начальником какого-то конструкторского бюро.
Вечер начался, мы встретили новый год, поели, попили и - к танцам. Танцую я с ним, симпатичным, из хорошей семьи, порядочным, хорошим учеником и т.д и т.п. Вдруг он делает странное движение - рывок, отпрянувши в сторону от меня и я чувствую, что на что-то наступила. Опускаю глаза: Моя ножка стоит на тесёмке от его кальсончиков, предательски вылезшей из под брюк его красивого серого костюма...Ну зачем, скажите, ему нужно было надевать кальсоны в своей же квартире. Он ведь не должен был добираться на вечеринку в лютый мороз, блуждая по вечной мерзлоте!
Вся прелесть тайны первого знакомства и т.д. и т.п. - исчезла. Мой новогодний вечер обернулся катастрофой. Мальчик в кальсонах, в другом конце комнаты, неестественно громким голосом, пытался рассказывать, не помню о чём. Да и вся компания состояла из наиболее пресных и нудных ребят и я, обнаружив в углу этажерку с журналами и книгами, углубилась в чтение журнала «Здоровье» и других увлекательных изданий прессы тех лет, так как моя подружка не хотела ещё уходить.
Наконец, где-то в часа 3 ночи мы засобирались и устремились в спальню родителей, где на кровати были навалены наши пальто. Hа деревянном полу, вернувшийся со своей новогодней вечеринки и комфортабельно опочивший в луже своих же «соков» лежал папа-начальник. Услышав нас, вошедших, он оторвал от пола свою курчавую голову на неустойчивой шее и прорычал: «Ну шо ж вы, бл-дь, попердеть не даёте!» - и снова тюкнулся головой об пол. Маму мальчика, что наверняка была инициатором «кальсонной» идеи, мне встретить не пришлось.

Майя Розова. Los Angeles. 1 - 19 - 2010

Вернуться в «Майя Розова. Проза.»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость